ВСЕ НОВОСТИ

 

Суверенные рейтинги Российской Федерации по обязательствам в иностранной валюте понижены до «ВВВ-/А-3» в связи с риском заметного ухудшения условий внешнего финансирования; прогноз — «Негативный»

(Следующее сообщение было опубликована на странице рейтингового агентства)

РЕЗЮМЕ

  • С нашей точки зрения, значительный отток капитала из России в первом квартале 2014 г. увеличил риск заметного ухудшения условий внешнего финансирования в результате существенного сокращения прямых иностранных или портфельных инвестиций. Мы рассматриваем это как риск, оказывающий влияние на перспективы экономического роста России.
  • В связи с этим мы понижаем суверенные рейтинги Российской Федерации: по обязательствам в иностранной валюте с «ВВВ/А-2» до «ВВВ-/А-3», долгосрочный рейтинг по обязательствам в национальной валюте с «ВВВ+» до «ВВВ», а также подтверждаем краткосрочный суверенный рейтинг по обязательствам в национальной валюте на уровне «А-2».
  • Прогноз по рейтингам по обязательствам в иностранной и национальной валюте остается «Негативным». Мы можем вновь понизить рейтинги России, если увидим усиление рисков, влияющих на кредитоспособность страны, вследствие значительно более слабого среднесрочного экономического роста или снижения гибкости денежно-кредитной политики. Понижение суверенных рейтингов также возможно, если ужесточение санкций приведет к дальнейшему ослаблению позиции России как внешнего нетто-кредитора.

РЕЙТИНГОВОЕ ДЕЙСТВИЕ

25 апреля 2014 г. Служба кредитных рейтингов Standard & Poor's понизила долгосрочный и краткосрочный суверенные кредитные рейтинги Российской Федерации по обязательствам в иностранной валюте с «ВВВ/А-2» до «ВВВ-/А-3». В то же время долгосрочный суверенный рейтинг по обязательствам в национальной валюте был понижен с «ВВВ+» до «ВВВ»; краткосрочный суверенный рейтинг по обязательствам в национальной валюте подтвержден на уровне «А-2». Прогноз по долгосрочным рейтингам — «Негативный».

Мы также понизили нашу оценку риска перевода и конвертации валюты с «ВВВ» до «ВВВ-».

Кроме того, мы подтвердили долгосрочный рейтинг России по национальной шкале

на уровне «ruAAA».

ОБОСНОВАНИЕ

20 марта 2014 г. мы заявили о том, что можем пересмотреть влияние рисков на кредитоспособность России, основываясь на ухудшении ее внешней позиции. Сегодняшнее понижение рейтингов отражает наше мнение о риске продолжения значительного оттока капитала, наблюдавшегося в первом квартале 2014 г., когда дефицит финансового счета страны был почти вдвое больше профицита счета текущих операций (СТО).

С нашей точки зрения, геополитическая напряженность между Россией и Украиной может привести к еще более значительному оттоку капитала из российской экономики — как иностранного, так и российского, и, следовательно, еще больше ухудшить и без того слабые перспективы роста.

На протяжении последних десяти лет профициты по счету текущих операций (СТО) в среднем составляли около 6% ВВП, тем не менее позиция России как внешнего нетто-кредитора по отношению к другим странам была достаточно волатильна: так, если в 2008 г. превышение внешних активов над обязательствами составляло около 43% поступлений по СТО, то в 2010 г. оно сократилось до очень небольшого уровня в 4%. Это объясняется чистым оттоком капитала в частном секторе, обусловленным тем, что мы определяем, как слабую бизнес-среду. Этот отток капитала в среднем составлял 57 млрд долл. ежегодно в течение последних пяти лет до 2013 г., и уже в первом квартале 2014 г. составил 51 млрд долл. (или 64 млрд долл., включая сделки в иностранной валюте, осуществляемые российскими банками и Центральным банком Российской Федерации (Банком России)). С нашей точки зрения, это обусловлено главным образом возросшей геополитической напряженностью.

Мы ожидаем, что профицит СТО сойдет на нет к 2015 г. в результате более быстрого роста импорта по сравнению с экспортом. Однако мы отмечаем, что дальнейшее ослабление рубля может усилить давление на импорт и отсрочить дефицит СТО или даже предотвратить его. Зависимость от экспорта сырьевых ресурсов обусловливает волатильность условий торговли, хотя прошлый опыт свидетельствует о том, что объем импорта существенно меняется, в значительной степени компенсируя сокращение доходов от экспорта, вызванное изменениями цен на сырье.

Если в качестве оценки (меры) использовать показатели «узкого» чистого внешнего долга (т.е. внешний долг минус ликвидные внешние активы государственного и банковского секторов), то мы увидим, что к 2017 г. внешние активы России будут лишь очень немного превышать ее обязательства (по сравнению с относительно сильной позицией внешнего нетто-кредитора в 2014 г. в размере 23% поступлений по СТО). Несмотря на наши ожидания аккумулирования внешних активов, обусловленного «бегством капитала», мы считаем, что это главным образом активы нефинансового частного сектора. Мы полагаем, что эти активы менее ликвидны, и не включаем их в расчет «узкого» чистого внешнего долга. По нашим оценкам, в 2014-2017 гг. совокупные потребности во внешнем финансировании (платежи по СТО плюс краткосрочный долг, подлежащий погашению) составят примерно до 75% поступлений по СТО и доступных резервов.

Мы оцениваем доступные международные резервы России на уровне примерно 450 млрд долл. в 2014 г., что достаточно для покрытия приблизительно 70% совокупного внешнего долга. Мы корректируем международные резервы в сторону понижения, учитывая примерно 30 млрд долл. резервов, необходимых для покрытия банковских депозитов в иностранной валюте, валютных свопов Банка России, сделок РЕПО и корреспондентских счетов банков-резидентов, которые учитываются как резервы. Мы уже пересмотрели наш подход к оценке международной инвестиционной позиции России — вслед за использованием Банком России 6-го издания «Руководства МВФ по платежному балансу и международной инвестиционной позиции» (РПБ6).

Экономический рост в России замедлился до 1,3% в 2013 г. — это самый низкий уровень начиная с 1999 г. (за исключением экономического спада в 2009 г.). В соответствии с нашим базовым сценарием мы ожидаем, что прирост ВВП в среднем составит 2,3% в 2014-2017 гг. и будет значительно ниже предкризисного уровня (2004-2007 гг.), когда рост в среднем достигал 8%. Мы считаем, что реальный рост внутреннего спроса, вероятно, останется небольшим и составит 3% в 2014-2017 гг. (по сравнению с 8% в среднем в период сильного роста 2004-2007 гг.). Если геополитическая напряженность не снизится до конца 2014 г., существует значительный риск того, что темпы роста сократятся до уровня существенно ниже 1%.

С нашей точки зрения, управление Банком России обменным курсом рубля усилилось вслед за изменением параметров, приводящим к автоматическому смягчению плавающего операционного интервала, в котором предполагается осуществлять торговые операции с валютой (валютного коридора). Начиная с 3 марта 2014 г. Банк России увеличил объем продаж и покупок, приводящих к изменению рублевого коридора (коридора допустимых колебаний рублевой стоимости бивалютной корзины), с 350 млн долл. до 1,5 млрд долл. Вместе с тем мы по-прежнему ожидаем, что Банк России перейдет на режим плавающего обменного курса к 2015 г. Если эти планы будут нарушены политической или финансовой рыночной волатильностью и мы увидим, что переход к полностью гибкому валютному курсу приостановлен, мы можем понизить суверенные рейтинги России по обязательствам в национальной валюте и уравнять их с суверенными рейтингами по обязательствам в иностранной валюте,

На чрезвычайной сессии 3 марта 2014 г. Банк России определил увеличение ключевой процентной ставки — с 5,5% до 7% — как «временное», ставящее своей целью предотвращение рисков, связанных с инфляцией и финансовой стабильностью и обусловленных растущей волатильностью финансовых рынков. Насколько мы понимаем, Банку России приходится принимать все более сложные политические решения, направленные, с одной стороны, на снижение инфляционного давления, вызванного волатильностью финансовых рынков, а с другой — способствующие поддержанию устойчивого роста ВВП.

На протяжении последних нескольких лет возросла зависимость бюджета от поступлений, связанных с сырьевыми ресурсами. Если в 2008 г. бюджет был сбалансированным при средней цене на нефть 55 долл./барр., то, по нашим оценкам, в этот году для достижения сбалансированности бюджета потребуется, чтобы цена на нефть приближалась к 110 долл./барр.

Чтобы снизить эту зависимость, в 2013 г. правительство ввело фискальное правило, ограничивающее расходы правительства привязкой к долгосрочным (историческим) ценам на нефть. Эта мера должна позволить накапливать резервы в периоды высоких цен на нефть и расходовать их, когда цены падают, снижая, таким образом, цикличность фискальной политики. Как предполагалось в нашем пресс-релизе от 20 марта 2014 г., приверженность правительства выполнению фискального правила, вероятно, будет подвергнута серьезной проверке в связи с недавним ухудшением перспектив экономического роста страны.

По нашим оценкам, бюджет расширенного правительства в 2013 г. исполнен с дефицитом в 0,6% ВВП. Основываясь на наших ожиданиях того, что доходы от сырьевых товаров будут немного снижаться на фоне небольшого снижения цен на нефть, мы полагаем, что дефицит бюджета расширенного правительства будет постепенно расти до 1,5% ВВП к 2016 г., немного превышая уровень, установленный фискальным правилом, что приведет к среднегодовому увеличению долга расширенного правительства на уровне 1,5% ВВП в 2014-2017 гг. Мы ожидаем, что цена нефти марки Brent упадет примерно до 95 долл./барр. к 2015 г.(см. статью «Standard & Poor's пересматривает допущения относительно цен на нефть и газ», опубликованную 20 ноября 2013 г. на RatingsDirect). По нашим оценкам, нефть марки Urals по отношению к нефти марки Brent продавалась в среднем с дисконтом около 1 долл./барр. в течение последних пяти лет. Тем не менее низкий уровень совокупного долга предполагает низкие процентные платежи — на уровне около 2% доходов в течение 2014-2017 гг.

По нашему мнению, российские политические институты остаются сравнительно слабыми, сохраняется высокая степень централизации политической власти. Протестующие, оппозиция, неправительственные организации и представители либерального политического крыла находятся под усиливающимся давлением. Мы не ожидаем, что в пределах нашего горизонта прогнозирования (2014-2017 гг.) правительство будет решительно и эффективно устранять долгосрочные структурные проблемы, которые препятствуют повышению темпов экономического роста и связаны с высоким уровнем восприятия коррупции, относительно слабым соблюдением принципа верховенства закона, преобладающей ролью государства в экономике и неблагоприятным деловым и инвестиционным климатом.

ПРОГНОЗ

Прогноз «Негативный» отражает нашу точку зрения относительно того, что мы можем понизить суверенные рейтинги России в ближайшие два года, если пересмотрим влияние рисков на кредитоспособность страны на основании значительно более слабого экономического роста, чем ожидается в настоящее время. Если мы увидим, что способность правительства координировать денежно-кредитную политику с фискальными и другими мерами экономической политики, направленными на поддержание экономического роста, ухудшится, это окажет давление на рейтинги, как и значительный рост инфляции — выше 10% ежегодно. Кроме того, мы можем понизить рейтинги в случае ужесточения санкций в отношении России и дальнейшего значительного ухудшения позиция России как внешнего нетто-кредитора.

Кроме того, если мы увидим, что переход России к более гибкому обменному курсу приостановлен, мы можем понизить рейтинги по обязательствам в национальной валюте, приравняв их к рейтингам по обязательствам в иностранной валюте.

Мы можем пересмотреть прогноз по рейтингам на «Стабильный», если экономика России продемонстрирует устойчивость к текущим вызовам, если внешние и бюджетные резервы останутся на уровне, соответствующем нашим ожиданиям, и если мы увидим, что органы, осуществляющие денежно-кредитную политику, окажутся способными выполнять свои функции обеспечения ценовой стабильности, в то же время поддерживая устойчивый экономический рост.

 

 

ВСЕ НОВОСТИ